Педиатр Новосибирской областной больницы считает свою работу «квестом» | Gorsite.ru
Суббота, 5 Декабря, 07:08
ЦБ РФ
$00,00
€00,00
20 ноября 2020 , 11:36 рубрика: Дети

Педиатр Новосибирской областной больницы считает свою работу «квестом»

Педиатр Новосибирской областной больницы считает свою работу «квестом»

Международный день педиатра празднуется сегодня, 20 ноября. В свой профессиональный праздник Тамара Белоусова, руководитель педиатрической клиники Новосибирской областной больницы, врачи которой берутся за лечение детей со всей области, рассказала, за что маленькие пациенты целовали ей руки и почему считает свою работу «квестом».

Тамара Белоусова — доктор медицинских наук, профессор, руководитель педиатрической клиники, куратор детского пульмонологического отделения, отделения новорожденных и отделения патологии новорожденных и недоношенных детей, заведующий кафедрой педиатрии и неонатологии НГМУ. Это сегодня… А когда-то, юной девушкой, она выбирала между двумя профессиями — и обе они так или иначе были связаны с детьми.

— Тамара Владимировна, расскажите, как вы стали врачом-педиатром?

— Это было давно, в 1978 году, когда я окончила школу. К выбору профессии порой подталкивают люди, которые для нас являются эталоном удивительного, неповторимого, эстетичного и профессионального отношения к тому, чем человек занимается. Мне очень повезло — у меня в жизни всегда были и есть такие люди. Таким особенным человеком является моя школьная учительница, Алла Васильевна Лутова — педагог, с которой мы дружны до сих пор. Пример учителя с большой буквы направлял меня в педагогический институт, но документы туда я так и не подала. Определённое влияние в выборе профессии на меня оказали знакомые, которые уже учились в медицинском институте. Их рассказы о том, что врач – это профессия, каждый день приносящая пользу другим людям, произвели на меня неизгладимое впечатление. И я выбрала медицину, а в ней — мою любовь, педиатрию.

Возможно, подсознательно мой выбор был связан ещё и с тем, что и педагог, и врач-педиатр — это общение с детьми. На определённом этапе я стала сочетать работу и врача, и педагога. Практически одновременно с врачеванием начала осваивать преподавательскую деятельность — обучаю других, но при этом до бесконечности обучаюсь сама.

После окончания Новосибирского медицинского института поступила в клиническую ординатуру на кафедру госпитальной педиатрии в Новосибирской областной клинической больнице. Заведовала этой кафедрой в то время к.м.н., доцент Потапова Вера Николаевна. Как клинический ординатор работала совершенно в разных отделениях больницы, познавая азы различных направлений педиатрии. Именно в этой уникальной больнице началось моё становление как врача-педиатра, неонатолога и педагога, а дальше, после ординатуры, ещё и как ученого. Этот путь я проходила, начиная с аспирантуры. Продолжая работать на кафедре педиатрии, где клиническая работа в отделениях областной больницы была одной из важнейших составляющих. Именно в стенах больницы, в ежедневном общении с профессионалами высокого уровня, я поняла, что залогом успеха в работе врача является командный подход. Таким образом, основой моей работы стали «три кита» — постоянное обучение студентов-коллег, себя и работа доктором.

С 2007 года я стала заведовать кафедрой педиатрии и неонатологии нашего университета и стала руководителем клиники педиатрии областной больницы. И с этого времени, моя работа — все направления педиатрии, все сложные пациенты.

1.jpg

— Дети зачастую боятся врачей, как вы находите к ним подход?

— На мой взгляд, дети не врачей боятся, они боятся всего, что связано с нашими действиями, а человек, осуществляющий эти действия — человек в белом халате. В педиатрии есть синдром белого халата, ассоциирующийся у детей с болью и страхом. И всё же расположить к себе ребенка возможно — в нём надо увидеть и понять маленького Человека. Это не пациент в первую очередь, это сначала малыш и ему страшно, ему больно... Я всегда начинаю общение с того, что обсуждаю его вопросы, то, что его волнует, даю время и возможность освоиться. Единой схемы общения нет, это индивидуальный подход к каждому, потому что человек, даже очень маленький – это, прежде всего, характер. 

— Вы общаетесь со своими пациентами, после того, как перестаете их наблюдать?

— Конечно, и таковых немало! Например, один из моих пациентов в прошлом, а теперь это уже юноша, который учится в университете, запомнился мне благодаря нестандартному обращению с доктором, то есть со мной. Когда ему было полтора года, у меня на приёме он вёл себя очень необычно: ещё не умел говорить, ходил, осматривался, наблюдал. Я подумала — человечек со своими чувствами и эмоциями. После осмотра, в момент расставания, он подошёл ко мне и поцеловал руку, немало удивив этим ещё и своих родителей. Вот такой удивительный пациент. Дети вообще всегда очень благодарные пациенты!

— Тамара Владимировна, расскажите о самом сложном случае.

— Я не смогу выделить какой-то один такой случай. Каждый день работы, каждый случай — сложный. Работа любого врача — это, в первую очередь, тяжёлый мыслительный процесс, процесс принятия ответственного, порой, жизненно важного для пациента, решения. Это, своего рода «квест», мозговой штурм, бесконечная и напряжённая работа, сопоставление и отслеживание ситуации, особенно когда работаешь со сложными пациентами. И тем больше получаешь удовольствия от работы, когда находишь выход, ставишь диагноз, и ситуация с пациентом развивается по позитивному сценарию — ребенок выздоравливает, восстанавливается.

До сих пор помню своего первого пациента. Это был первый год клинической ординатуры, в отделении старшего возраста я была лечащим врачом всего двух детей, но оба имели очень тяжёлые заболевания и состояние. Мальчику, его звали Серёжа, было 8 лет, у него был лейкоз. В то время не было таких уникальных препаратов и эффективных схем лечения этого заболевания. Мальчик был обречён – врачи в это время были практически беспомощны перед этим заболеванием. Сам же ребенок, несмотря на свой возраст, осознавал опасность болезни, но переносил её с удивительной стойкостью, был очень воспитанный и деликатный. Каждый день, общаясь с ним, сопереживая, я очень сильно страдала от собственной и в целом, медицинской, беспомощности, от осознания того, что не могу ему помочь…

— А какая самая частая жалоба у детей?

— Самая частая жалоба – «У меня болит…». Поэтому, как правило, первый вопрос у врача педиатра к ребенку «У тебя что-то или где-то болит?» Малыши крайне редко, в отличие от взрослых, жалуются на плохое самочувствие и не способны дифференцировать жалобы, за исключением, конечно, детей уже старшего возраста.

Я работаю со всеми заболеваниями любых систем организма. Хотя всё же самая частая проблема у детей – это инфекционные заболевания. Они лидируют в педиатрической практике как при первичной, так и при коморбидной патологии.

— А самый сложный возраст у пациентов какой, на ваш взгляд?

— На мой взгляд, это первые три года жизни. В этом возрасте дети в большей степени подвержены различным заболеваниям, не могут дифференцировать и сформулировать, что с ними происходит, не могут ещё вступать в диалог с нами. Соответственно задача доктора весьма усложняется – нужно поставить своевременный и правильный диагноз, не имея обратной связи.

— Как убедить ребенка лечиться, когда он боится или не хочет?

— Действительно, можно только убедить. Здесь важна способность родителей доверять врачу и выполнять его рекомендации — они ведь для ребенка самые близкие, значимые и авторитетные люди. Только они помогут найти подход и правильные слова. В этой связи у доктора-педиатра ещё одна очень непростая задача – уметь расположить к себе родителей пациента. Именно поэтому процесс лечения детских болезней и излечения от них – это процесс доверия, веры и компетентности.

Евдокия Ерофеева, фото предоставлено Новосибирской областной больницей

 

Комментарии 0