В советских столовках кормили лучше, чем в кафе сейчас, рассказала повар из Карасука | Gorsite.ru
Вторник, 24 Ноября, 08:18
ЦБ РФ
$00,00
€00,00
20 октября 2020 , 11:17 рубрика: Истории

В советских столовках кормили лучше, чем в кафе сейчас, рассказала повар из Карасука

В советских столовках кормили лучше, чем в кафе сейчас, рассказала  повар из Карасука

Голубцы, плов, зразы, перец фаршированный, гуляш, отбивные по-строгановски, биточки, борщ, суп — это ежедневное меню советской столовой общественного питания системы райпо. И это не в большом городе, а в небольшой районе Новосибирской области. Этим кормила каждый день около 200 работников предприятия повар Надежда Свиридова из Карасука. Сегодня меню кафе, где можно плотно покушать в рабочий день, куда скромнее, чем во времена СССР. В День повара Горсайт узнал у тех, кто работал в советском общепите, как там кормили.

«Ребятам моим нравилось, как мы для них готовили», — с улыбкой вспоминает Надежда Семёновна Сверидова, ветеран райпо, «Отличник советской потребительской кооперации», награждённая знаком «Ударник одиннадцатой пятилетки» (1986 г.), ей неоднократно присваивалось звание «Ударник коммунистического труда». Порцию блюда в 75 грамм могла класть на глазок, но всё же, по привычке, проверяла на весах.

Надя с детства любила готовить, мама научила. Она родилась в небольшом селе Карасукского района. И рассказывает о нём с такой теплотой: «Заезжаешь на мою улицу в Чернокурье, за огородами — берег и река Карасук, а направо — огороды, пшеничное поле, за ним земляничная поляна и там, где-то далеко,  голубеет Карасук». В многодетной семье она появилась на свет в 40-м, последняя, шестая. Мама, которой тогда уже было пятьдесят лет, свою Надежду называла «поскрёбыш». Отец рано ушёл из жизни, а вскоре на фронт в семье проводили старших сыновей. С мамой остались пятеро детей: старшей — двенадцать лет, а «поскрёбышу» — чуть больше года. Наденьке уже старшие братья и сёстры рассказывали про голод и холод, как ели рогозу, акацию, жмых. Как мама, доярка в колхозе, траву наматывала на ноги, когда ехала за сеном, и всё равно ноги обмораживала.

поварпервый2.jpg

Но не унывали в семье. Сложно — пели, радостно — пели, старший брат играл на балалайке и гармошке, а младший — свистел и плясал как цыган. А если грустно — тоже с песней. Такая и Надежда. С детства подвижная, весёлая, с лёгкостью брала любые высокие ноты. Вспоминает, как сестра привела её маленькую в школу, чтобы та выступила в хоре. Поставили Надю на стульчик, и солировала она в песне, которая никому не давалась. «Ревела буря, гром гремел, во мраке молния блистала и…» — начинала она. Подхватывал хор: «Беспрерывно гром гремел, и ветры в дебрях бушевали». Каждый из детей хорошо учился, пробивал дорогу в более благополучную жизнь.

Ей, самой маленькой, досталась вся материнская любовь. Девочка отвечала тем же. Хорошо училась, с лёгкостью давались ей математика и русский. А дома во всём помогала маме, особенно на кухне. После восьмого класса поехала в Карасук, поступила в вечернюю школу и пошла работать на стройку. В свои пятнадцать снимала комнату за пять рублей у тёти Поли и помогала ей по дому. С аттестатом зрелости пошла в райпо — учиться на продавца, а потом вначале 60-ых пришла сюда — продавала книги в книжном магазине.

В 80-ых Надежда Свиридова перешла работать на предприятие общественного питания. Пришла раздатчицей блюд в столовой педучилища. Познавала поварское дело — первое, второе, нарезка… Сдала экзамены, и была благодарна своим наставникам — технологу и поварам, у которых училась приготовлению и оформлению блюд.

«Моя задача простая — разложить по порциям. А в то время меню было обширное. Только из мясных — куры, гуси, язык, отбивные, печень по-строгановски, голубцы, плов, зразы, перец фаршированный, гуляш, биточки, котлеты, не считая борща, супа, солянки, плюс различная выпечка… Сложность в том, что обязательно соблюдать граммовку, всё по 75 грамм. Нужно приноровиться. Но во всём должна быть любовь и призвание», — сказала Надежда Семёновна.

поварпервый.jpg

Потом заведовала столовыми райпо в школе № 2, на предприятиях сельхозтехники, элеватора, в школе № 3. В производственных общепитах всегда было много клиентов — ежедневно от 200 и больше человек. С улыбкой вспоминает, как однажды пришла комиссия с проверкой. В накрахмаленном колпаке и чистейшем выглаженном халате Надежда Семёновна пропустила их в святая святых — из обеденного зала в кухню, мойку, а на складе проверяющие не смогли скрыть удивление. В спрятанном от посторонних глаз помещении чувствовалась женская рука: зеркало, на окошке горшки с цветами и шторка, за которой стеллажи с продуктами. «Меня тогда спросили, зачем всё это? Всё должно быть красиво. Я же тут работаю и для себя делаю», — ответила она.

Были и ученики-студенты, которым к знаниям добавлял коллектив столовой профессиональные навыки — от нарезок и блюд до их калькуляции. Помнит она практикантку Леночку. Шустрая и хваткая девчонка сразу впечатлила её так, что та оставила её вместо себя на период отпуска. А тут комиссия, проверяют её, заглядывают в кастрюли, а плов на плите не нашли. «Где?» — спрашивают у практикантки, а та показывает на сверток из полотенец: «Вот». Раскрывали, а там кастрюля с ароматным рассыпчатым блюдом. «Кто тебя так научил?» — спросили у испуганной Леночки. А она: «Надежда Семеновна». Или другой ученик — повар-практикант из речного училища, под два метра ростом, который однажды сок из магазинной банки смешал с компотом. Коллектив столовой только посмеялся над испуганным парнишкой. «В последний день практики Ганя вручает мне коробку конфет и говорит: «Надежда Семёновна, я вас всегда буду помнить». А я ему в ответ: «Не знаю, будешь ли ты меня помнить, а я тебя точно не забуду». И помнятся все они. Сейчас уже взрослые», — с улыбкой добавила уже ветеран райпо.

И сейчас Надежда Семёновна любит постоять у плиты и угостить детей и внуков вкусными, сытными блюдами. В свои 80 лет уверена, что можно остаться молодым душой, правда, не дано вернуть свои лучшие годы. «Пролетают года, словно кони рысистые…, — пропела с лёгкой грустью. — Жизнь моя, пролетела ты птицею, жизнь моя, мне тебя не догнать…» И пела, и готовила — с любовью. «Пролетели года, словно кони рысистые, И уже седина украшает меня… Жизнь моя, ты так быстро кончаешься, жизнь моя, я тебя так люблю…» — пела она так, словно именно для неё и про неё были написаны эти слова.

 повар4.jpg

Раиса Степановна Большунова из Карасука всю жизнь стояла у плиты, работала поваром в райпо.

Родилась перед войной, в 39-м году, третья дочка в семье. Отца вскоре забрали на фронт, а мама осталась одна с детьми на руках. Было ли счастливое детство? Говорит, что было. Отец вернулся живой и здоровый — счастье. «Помню, мама рано встанет, сбегает в лес, ягоды нарвёт — и на работу. Мы её переберём и с молочком едим. Так вкусно… Мама с утра до ночи работала в колхозе, болела сильно, потому я с сёстрами по хозяйству всему рано научились…» — вспоминает она.

Окончила школу и её тётя, которая работала в столовой общепита, спросила: «Пойдёшь учеником повара?». Согласилась. Директор Ефросинья Петровна Мальцева, когда увидела Раису Степановну, сказала: «Мне такая красавица на раздачу блюд нужна!» и приняла на работу.

В 1959 году она пришла в коллектив общепита и осталась здесь на тридцать три года. У опытных наставников, среди которых Дарья Давыдовна Диркс, научилась всему. Через пять лет, когда открыли школу № 2, Раиса Степановна возглавила коллектив столовой. Здесь старшим поваром тринадцать лет, затем девять лет в школе № 3.

повар1.jpg

«На обед ученикам — первое, второе и третье. Булочки, ватрушки мы получали, а блины, сырники и запеканки пекли сами. Я готовила горячие блюда. Со мной трудились раздатчица, кухонная работница и посудница. Ежедневно кормили тысячу двести школьников и семьдесят учителей, а ещё дополнительно были три продлённые группы. Нам самим некогда было и поесть, всё на бегу. Чуть проще стало в школе № 3, где вполовину меньше учеников», — вспоминает она.

В меню — щи, рассольник, супы с лапшой, горохом, каши. Традиционно по четвергам — рыбный день. И если перловку и горошницу недолюбливали дети, то сырники из творога, блины, оладьи ждали с нетерпением.
«Мне всегда хотелось угодить детворе. Волнительно было накормить учителей, которые ещё меня учили. Среди них — Яков Васильевич Мурашов, Зоя Петровна Глинина, Зинаида Васильевна и Степан Петрович Медведко, Сергей Васильевич Володюшкин. Но на пенсию я ушла из рабочей столовой молзавода», — рассказывает о себе Раиса Степановна.

А коллеги вспоминают её наваристые борщи, картофельное пюре, а ещё маринованные огурчики и помидорчики, которыми она угощала коллектив по особым поводам. Домочадцев балует и сейчас пирожками с паслёном и щавелем, сырниками.

Ольга Левина, фото автора и героев публикации

Комментарии 0