Почему умирает и как выживает переработка мяса в селах Новосибирской области | Gorsite.ru
Воскресенье, 25 Октября, 18:32
ЦБ РФ
$00,00
€00,00
18 октября 2020 , 12:14 рубрика: Сельское хозяйство

Почему умирает и как выживает переработка мяса в селах Новосибирской области

Почему умирает и как выживает переработка мяса в селах Новосибирской области

День работников пищевой промышленности празднуется 18 октября. Только вот пищевой промышленности в селе становиться всё меньше: только за последний год закрылись мясокомбинаты в трёх районах области, а один перешёл в собственность мясного гиганта из соседнего региона. Но есть и те, кто не хочет сдаваться. В профессиональный праздник переработчики мяса из сельских районов Новосибирской области рассказали Горсайту, как им удаётся выживать, когда крупные производители захватили почти весь рынок, а розницу накрыли гигантские торговые сети.

Люди, которые привыкли есть качественную колбасу, будут всегда

Венгеровский мясокомбинат "ТАИ" один из немногих выживших. Долгое время он был акционерным обществом, а теперь стал ИП, владелец — супруга бывшего директора Петра Сиухина, а руководит фактически семейным бизнесом его дочь Валентина.

— Раньше у нас торговля была на ИП, а производство в форме ООО, теперь мы всё объединили в единое юридическое лицо — так проще заниматься делами, вести документооборот и бухгалтерию. В сегодняшних непростых условиях это важно. А люди и всё производство осталось, — утверждает Валентина Сиухина.

Сейчас комбинат "ТАИ" выпускает 100 видов колбасы, деликатесов и полуфабрикатов, а также мясо — это даже больше, чем было пять лет назад. ТАИ — один из немногих сельских производителей НСО, кто пока делает колбасу, да ещё в таком количестве. Скот берут у местных фермеров и хозяйств, бойни собственные. К примеру, в минувшую пятницу здесь отправили на переработку 15 коров. Всего на производстве занято 60 человек. Все полуфабрикаты делают вручную.

— Женщины-лепщицы делают всё, как у себя дома, например, котлеты и тефтели, фрикадельки, всё вручную. По колбасам стараемся, чтобы всё-таки там было мясо. На самом деле его там очень много. Одно мясо и специи — больше ничего: на 100 килограммов колбасы не больше 10 килограммов специй. Остальное — мясо. Сейчас во многих колбасных производствах нет своих забойных пунктов. Они говядину вообще в глаза не видели. Используют в основном курицу, которая считается самой дешёвой, и свинину. Некоторые производители говорят, что если за месяц на своём производстве увидят 100 килограммов говядины, то это хорошо. А у нас иногда в день больше бывает. У нас свои пункты. Мы используем в основном говядину, делаем акцент именно на деревенском качестве. А деревенское качество продуктов стоит недешево, — признаётся Валентина.

К примеру, "Докторская" колбаса от комбината "ТАИ" стоит 300 рублей, "Краковская" 400.

— Если вы пойдёте в сетевой сельский магазин, вы можете "Докторскую" увидеть и по 50 и по 60 рублей. Настоящая "Докторская" должна делаться по ГОСТу. А если посмотреть состав по ГОСТу, то никогда вы не сможете сделать "Докторскую" за 100 рублей. Даже крупные компании за счёт больших оборотов такой цены добиться не смогут. И я не знаю, куда Роспотребнадзор смотрит. Сосиски молочные, если они сделаны по ГОСТУ, вообще не могут стоить дёшево. У нас во многих сетях продают колбасы: написано ГОСТ, а цена около 100 рублей. Так быть не может, — возмущается Валентина Сиухина.

По её словам: «Наш покупатель — человек среднего достатка, потому что продукция недешевая. Такие покупатели ещё в селе есть. Мы, конечно, можем попроще делать, от ручного труда отказаться, в колбасах больше курицу использовать. Но тогда мы станем такие же, как все. Кто к нам вообще пойдёт? Нас производители-гиганты большими оборотами задавят».

Комбинат "ТАИ" изначально был ориентирован на продажу продукции в сельских районах. Выйти на рынок Новосибирска было бы заманчиво, но уж больно накладно. Мегаполис опутан крупными торговыми сетями.

— А сейчас даже в селе стало сложно продавать. Потому, что в каждом районе открылись магниты, низкоцены, пятерочки. Мы к ним не хотим заходить: условия, которые сети предлагают, не совсем выгодные для нас. У них отсрочка платежа более 30 дней. А производственный цикл намного меньше. И получается, что нужно сделать несколько партий за свой счёт. А мы не настолько крупные производители, чтобы позволить себе такое, — отмечает Валентина.

Сегодня "Венгеровский мясокомбинат" реализует продукцию через небольшую собственную сеть магазинов в родном районе, а также в Чанах, Барабинске, Усть-Тарке, Татарске . Есть и два места на социальных ярмарках в Новосибирске. А всего в области торговых точек у комбината 16. 

— Сейчас вообще всё нестабильно, но мы не сдаёмся — как работали, так и планируем работать. Правда, сейчас всё-таки запустим небольшую линейку более дешёвых колбас, там курицы больше будет. Но, думаю, люди, которые привыкли есть качественную колбасу, будут всегда, — не теряет надежды руководитель "Венгеровского мясокомбината ТАИ" Наталья Сиухина.

Ставка на собственные рецепты

ИП Дикунова в Куйбышеве производит копчёное и маринованное мясо, а также торгует мясом охлаждённым. Сырьё поставляют животноводы НСО и даже привозят из Красноярского края. В производстве сорока видов продукции занято 30 человек. И здесь тоже считают, что развиваться сельской мясной переработке мешают подчас невыполнимые условия крупных торговых сетей.

— Сеть как работает? Закажет объём и не продаст, а нам по договору, хочешь-не хочешь, а надо будет забирать. И что потом с этим мясом делать? — задает риторический вопрос представитель куйбышевского предприятия Алевтина Антропова. — Вообще мы готовились к сетям, зарегистрировались, чтобы штрих-коды на продукцию ставить. Но у нас нет понимания, как с ними работать можно.

ИП Дикунова реализует переработанное мясо через пять собственных магазинов в Куйбышеве и Барабинске. Продукция, особенно мясо на шашлык, выдерживает конкуренцию с крупными производителями. И здесь секрет не столько в особом деревенском качестве, сколько в оригинальности. Кроме того, в отличие от "Венгеровского комбината" здесь придерживаются противоположной части ценового спектра.

— Маринады у нас особенные, сами рецепты придумываем — таких ни у кого больше нет. Ассортимент постоянно обновляем. А цена как была 10 лет назад, так и осталась. И даже акции ещё делаем. Руководитель за этим строго следит. Тут поставщики мяса нам скидки делают — им ведь продать нужно, а мы относительно большие объёмы берём, — раскрывает секрет успешной мясной переработки в селе Алевтина Антропова.

Спасает сотрудничество с сетью

Свой путь к успеху в переработке мяса нашла Ирина Кошелева из Коченёво. Вообще-то Ирина из Новосибирска: несколько лет назад вместе с семьёй решила перебраться в деревню и выбрала село Федосиха в Коченёвском районе. Глава местной администрации предложил открыть цех по производству пельменей. Ирина получила субсидию Правительства НСО как начинающий предприниматель, наняла местных жителей и создала компанию «Русский двор». Сегодня здесь выпускают 15 видов мясных полуфабрикатов — от пельменей и мантов до чебуреков и котлет. Над переработкой мяса, которое поставляют фермеры и хозяйства, трудятся шесть человек — это весь штат предприятия. Все полуфабрикаты делают вручную.

По словам Ирины Кошелевой, выживать и развиваться её компании помогает сотрудничество именно с торговой сетью, но не обычной, а специализированной: «В сеть «Фермер центр» мы поставляем. А с тем, что в больших сетях лежит на полках, мы конкурировать и не собираемся. У нас другой сегмент – натуральная продукция, всё, как дома, пельмени строго без сои. Кому это интересно, тот оценивает. Сотрудничество с сетью, с которой мы работаем, удалось за счёт их ориентированности на такие продукты и благодаря грамотному ведению переговоров с нашей стороны».

 В сети, с которой работает Ирина, отсрочка оплаты за поставленную на продажу продукцию тоже есть.

— 30 дней отсрочка. Хотелось бы меньше, но куда деваться — работаем. А вот всяких других санкций и платежей, например, за то, что туда вообще можно поставлять товар, за пятое, за десятое, нет. И возврата нашего товара не предусмотрено. Такой мы договор подготовили и подписали. Хотя у нас товар длительного хранения и просто ещё не доходит до такого, чтобы срок его годности кончился, — поясняет Ирина.

 Ещё одна особенность коченёвского мини-предприятия – низкие накладные расходы.

— Мы в селе, у нас собственное здание, никакой аренды не платим и дополнительных расходов не несём. И поэтому у нас и цена относительно небольшая, — признаётся Ирина и сетует на аппетиты торговли. — Торговая наценка в этих магазинах составляет 80 процентов. Хотелось бы, чтобы она была меньше. Тогда наша продукция стоила бы дешевле: и нам было бы намного легче, и тем, кто любит наши полуфабрикаты.

Ирина Кошелева одобряет инициативу областных властей, которые намерены помогать местным производителям заходить в крупные торговые сети. Но считает, что в отношении сельских переработчиков мяса это пока не сработает:

«Сети эти не гибкие. Если заключают договор, то пытаются сразу охватить все магазины, а предприятие такого мелкого формата, как мы, не сможет такой объём выдать. По крайней мере, переговоры, которые я вела, закончились ничем именно по этой причине», — объясняет она.

 Максим Картавых, фото с сайта компании «Русский двор»

Комментарии 0