Яндекс Дзен
Истории

Жил в подъезде, компьютерном клубе, наркопритоне, тюрьме: воспитанник детского дома ждёт квартиру в Новосибирске девять лет

Жизнь на улице, воровской промысел, наркотики, отчаяние и туманное будущее. Примерно так описал Горсайту жизнь воспитанника детского дома житель Новосибирска.

Жил в подъезде, компьютерном клубе, наркопритоне, тюрьме: воспитанник детского дома ждёт квартиру в Новосибирске девять лет

Фото: Сергей Брударь

Он сам прошёл этот тяжёлый путь, оказался на самом дне. Но вовремя одумался и стал полноценным членом общества. Правда, с госорганами у молодого парня проблемы. Для них он стал человеком-невидимкой: сибиряк не может получить жильё и даже внятную информацию о его положении. Прокуратура же его игнорирует. Живёт он в буквальном смысле на работе.

— Ничего хорошего в моей жизни не происходило… Пока так складываются обстоятельства. Чтобы я чему-то радовался — не было такого, — так начинает свой рассказ Сергей Брударь

Многие жалуются, дескать, жизнь не сахар, но 27-летнему жителю Новосибирска Сергею судьба определила действительно тернистый путь: от самого социального дна до более-менее терпимой жизни.

Тюрьма и быстрое взросление

Стартовые позиции не задались: родители — наркоманы и воры, от которых вряд ли можно было ждать хорошего воспитания. Но даже плохому научить маленького Серёжу они не успели. Когда ему было три года, отец и мать загремели в тюрьму за кражу. Их лишили родительских прав, а мальчик, ещё не понимая происходящего, оказался в детском доме.

— Им не слишком была интересна моя судьба. Я их помню. После освобождения они приезжали ко мне в детский дом, — рассказывает парень.

Система воспитания в детдоме тоже оказалась далека от идеала. В юном сиротском коллективе оставленных родителями детей постепенно сложилась компания, за которой воспитатели не могли уследить в полной мере. Сергей рассказывает, что мальчики и девочки росли, как дикая трава в огороде — беспорядочно и очень быстро. Постепенно милые ребята превратились в опасных подростков.

— Я был в плохой компании. Чудил много. Шарился по улицам, отбирал телефоны, занимался ерундой всякой, — откровенничает Сергей.

Вскоре юного хулигана настигло возмездие. Он додумался украсть деньги у воспитательницы детдома, за что поплатился сполна.

— Весь детдом, вся администрация, все воспитательницы просили, чтобы меня посадили, чтобы не дали шанса на исправительный срок. Сразу три года тюрьмы получил. Мне было 15 лет, — вспоминает Сергей.

Тюрьма, конечно, учреждение исправительное, но ничего в жизни Сергея она не исправила — стало только хуже. Парень вышел на свободу совершеннолетним и дееспособным. И детский дом уже не мог приютить его. Впрочем, даже информации о том, куда теперь податься бывшему воспитаннику, руководство заведения не предоставило.

Попытки выжить на улице. Ожидание квартиры

— Освободился в январе. Холодно. Прихожу в детдом. Спрашиваю: «Я освободился, здравствуйте». Хотел тогда узнать у них, куда мне идти? Где жить? Где учиться? А ответили вот что: «Документы пока не подготовили, квартиру не смогли выбить, поэтому поживи какое-то время у друзей», — делится воспоминаниями Сергей.

В детском доме предупредили, что пакет документов собран не полностью, поэтому придётся ждать. Впрочем, парню предложили альтернативный вариант — жильё не в Новосибирске.

— В области мне предлагали, если я не хочу ждать, — поясняет Сергей. Но он отказался, так как никогда не был за пределами родного города. Да и в законности такого предложения засомневался

Юрист Константин Зиновьев подтверждает: такая практика достаточно часто используется в Новосибирске, однако это не значит, что, отказавшись, сирота теряет право на жильё в областном центре.

— Здесь есть нюанс. Ему всего лишь предложили такой вариант. Но обязаны ему дать жильё именно в Новосибирске, так как его детдом находится там. Тем не менее, если он согласен переехать в другой район области, то в этом нет ничего противоправного. Такие предложения часто поступают выпускникам детских домов. Квартир в городе не так много, поэтому муниципалитет пытается лишить их возможности проживания в Новосибирске, так как это менее выгодно. Тем более, мы все помним резонансное дело по госпоже Стыниной, когда продавалось муниципальное жильё. В администрации просто настоятельно предлагают переехать в область, но заставить не могут, — пояснил юрист Константин Зиновьев.

Было и другое предложение, ещё более «заманчивое» — в реабилитационном центре. Сергей утверждает — там находятся люди без постоянного места жительства и вкалывают за еду, поэтому он отказался и от этого варианта.

— Честно говоря, по рассказам это было больше похоже на секту, — ёмко описывает реабилитационный центр Сергей.

На улице лютый мороз, в кармане ни гроша. А все друзья и знакомые — детдомовские парни. Так он снова прибился к старой компании. Сергей не скрывает: жил на улице. Ночевал в круглосуточных компьютерных клубах. Компанию парню составляли такие же ребята, не получившие квартиру. И это ещё не самый худший вариант. Собеседник утверждает, что многие детдомовские ночевали в подъездах многоквартирных домов. Чтобы попасть в компьютерный клуб, нужно заплатить скромную сумму. Цены варьируются от 200 до 400 рублей за ночь. Зарабатывал Сергей привычным методом — воровал с товарищами.

— Мы сколачивались в шайки — детдомовские. Воровали. Вообще ни о чём не думали. Кому-то из них тоже квартиру не давали, вот и шлялись. Это не оправдание, но тот период жизни просто обязывал меня воровать, — рассказывает Сергей.

Он пробыл на свободе три месяца и снова попал в тюрьму. Примерно в это время Сергею позвонили и сказали, что ему нашли жильё.

— Ну, а что я должен был ответить? «Да, спасибо, но меня посадили в тюрьму. Сейчас я не особо нуждаюсь в квартире»? До того, как посадили, предлагали 15 тысяч рублей на аренду жилья. Нужен был перечень документов, а я к тому времени уже потерял паспорт. Естественно, без него ничего не снять, ещё и официально, — рассказывает Сергей.

Снова тюрьма. Жизнь в наркопритоне

Вторая отсидка ума не прибавила. На свободе Сергей не только продолжил воровать, но и подсел на наркотики. Говорит, употреблял всё, что только существует, и в итоге оказался в наркопритоне.

— Это не гипербола, я буквально жил в наркопритоне. Меня просто нигде больше не принимали. В доме жили старшие из детдома и парни, с которыми мы учились в школе — домашние. Все наркоманы. Меня там помнили. Им стало жалко, что я шляюсь по подъездам, — рассказывает Сергей.

Обстановка удручала: голые стены «однушки» и всего один матрас на всю ораву. Выкручивались, спали на куртках. В таких условиях Сергей прожил целых два года, а после снова попал в тюрьму. В какой-то момент он начал осознавать, что в поисках постоянной дозы однажды просто умрёт под забором, но побороть зависимость самому оказалось очень трудно. Постоянно работать на одном месте из-за тяги к «дури» тоже не получалось. Срыв, и опять срыв, и снова… Тогда «на помощь» пришли сотрудники ГУФСИН.

Сергея поймали на очередном рецидиве: он обворовал ларёк.

— Тогда, на самом деле, я даже был рад, что окажусь в тюрьме. Больше скитаться не нужно, будут кормить. Чувствовал, что если не посадят, то окажусь под забором из-за наркотиков. Всё это морально давило на меня, — вспоминает Сергей.

Исправление и перевоспитание. Работа и мечта о семье

Третий срок, неожиданно, пошёл на пользу. Сказался переизбыток свободного времени. За очередные два года заключения Сергей, наконец, переосмыслил свой жизненный путь. Решил заняться спортом, закончил 11 классов и получил две технические специальности.

— В тюрьме были взрослые дядьки, учили уму разуму, кое-что объясняли. Пытались подавать хороший пример. Но тюрьма — это всего лишь толчок к исправлению. Раньше другого мне как бы никто и никогда и не показывал. Никто особо и не говорил, что можно добросовестно работать. Никто мне этого не объяснил. И никогда не объяснял, — дополняет Сергей.

В 2021 году он вышел из тюрьмы. Если не другим человеком, то с другими жизненными целями. Сразу же стал искать работу. Приняли автомойщиком после небольшого испытательного срока, причём на хорошую зарплату.

— Он пришёл к нам осенью прошлого года, — рассказывает администратор автомойки.— Бывают такие люди с тёмными эпизодами за душой. Сергей из таких. Но он действительно добрый и отзывчивый человек. Более того, он ещё и ответственный работник. У нас есть одна постоянная клиентка. Очень придирчивая и требовательная — просит только старшего мойщика браться за её машину. Но как-то раз её ласточку мыл Серёжа. Так она сказала, что нашла для себя идеального мойщика.

Жизнь действительно дала Сергею второй шанс, и это изменило абсолютно всё. Сейчас он мечтает о семье — жене и ребёнке. Твёрдо знает, что никогда бы не бросил своё чадо. Готов даже завести собаку, чтобы заботиться и о домашнем питомце. Да вот только негде жить ни пёсику, ни потенциальной семье. Парень по-прежнему бездомный — обитает на автомойке и не может получить квартиру. До сих пор.

Заработать на квартиру самостоятельно — пока несбыточная мечта. Мог бы попробовать взыскать деньги с родителей по невыплаченным алиментам, но только даже государство тут бессильно: мать убили, а отец сидит в молдавской тюрьме. Не с кого взыскивать. Да и нечего.


Трудности в получении жилья и попытки отстоять своё право на квартиру в суд

Сергей обращался в администрацию Дзержинского района Новосибирска (там находится его детский дом), в мэрию, прокуратуру. После первого срока в тюрьме ему сказали в детдоме, что дом на стадии возведения. Жильё выделит застройщик. Однако Сергей так ничего и не получил. То ли из-за сложности процедуры, то ли просто потому, что чиновникам с ним дело иметь неохота.

— Как будто я кому-то из них что-то плохого сделал. Они меня знать не знают, а всё равно очень неохотно разговаривают, — делится Сергей.

По словам парня, на все вопросы он слышит только отговорки. Даже позицию своей очереди на жильё Сергей узнать не может, её просто не озвучивают. Сергей даже обращался в прокуратуру два раза, но, по его словам, никакого ответа он не получил. Правда, на руках никаких документов об этом нет.

— Времени прошло много, копии не сохранились, — поясняет парень.

Существует ещё и жилищный сертификат. В мэрии Сергея рассматривали в качестве кандидата на такой документ, но в итоге отказали. У парня пока не погашена судимость. Ему придётся ждать четыре года, чтобы получить заветный документ.

Сейчас он хочет добиться справедливости через суд, так как у его родного брата была квартира. Совсем недавно родственник умер. Но и здесь кроется нюанс. Жилплощадь не перешла по наследству: брат не дожил нескольких дней до момента подачи документов на приватизацию муниципального жилья. Срок разрешения приватизации — пять лет.

Сейчас герой публикации собирает пакет документов и восстанавливает паспорт — снова потерял его, совсем недавно.

— Я договорился с одной юридической компанией. Там заявили, что помогут бесплатно, — рассказал Сергей.

Горсайт направил письмо в администрацию города. По крайней мере, теперь известна хотя бы позиция в очереди на жильё для Сергея. Его номер 46.

Конечно, Сергей пожинает плоды своего тёмного и безрассудного прошлого. Но если объективно, он не выбирал кем и где родиться. Не по своей воле и не по собственной вине он попал в детский дом, плохую компанию, в мир криминала и наркотической зависимости. И, в отличие от таких же сирот-преступников, сам решил выбрать другой путь. А это — уже немало.

— Тяжело предполагать, но если бы мне тогда дали квартиру хотя бы после первого срока, то всё могло быть иначе, — размышляет Сергей. И в этом есть рациональное зерно: когда у человека есть крыша над головой, ему есть что терять.


Автор:
Агентство новостей ОТС-Горсайт


Поделиться новостью:

Лента новостей