Яндекс Дзен

Считанные минуты для лицензии на огнестрел: психиатр рассказал о получении документов в Новосибирской области

Разное
Считанные минуты для лицензии на огнестрел: психиатр рассказал о получении документов в Новосибирской области

Фото Pixabay

Может ли психически нездоровый человек получить разрешение на оружие? История пермского стрелка до сих пор волнует умы новосибирцев. Отдельной темой всплывает вопрос о том, как стрелявший мог получить разрешение на приобретение оружия. В День психического здоровья Горсайт узнал, возможно ли  в Новосибирской области провести психиатра, чтобы раздобыть документ.

Мы расспросили опытного психиатра, который обследует соискателей на право владеть оружием, и частного безопасника, подчиненные которого такими разрешениями пользуются. Оказалось, что вопрос получения лицензии на оружие, который может стать роковым, решается за шесть минут!

Всемирный день психического здоровья праздником назвать трудно.  Ведь в отдельных случаях от психического благополучия человека напрямую зависит физическое здоровье окружающих его людей, а порой и их жизнь. Прежде всего, речь, конечно, идёт о водителях и владельцах оружия. Каждый из них обязан подтвердить своё психическое здоровье справкой от врача. Это необходимо -  в том числе, чтобы избежать трагедий с массовыми расстрелами, которые в последнее время происходят в учебных заведениях нашей страны. Впрочем, в последнем таком случае официальное разрешение, а значит, и справка от психиатра  у стрелка были. Почему обладатель официального документа о психическом здоровье повёл себя столь неадекватно и что в таком случае гарантируют эти справки? 

С этими вопросами Горсайт обратился к одному из самых опытных специалистов региона – главному психиатру Северного района Новосибирской области (где живёт немало охотников) Сергею Трофимову. Он выдаёт справки на право владения оружием уже три десятка лет. Оказалось, что вопрос, который буквально может стать вопросом жизни и смерти, решается за шесть минут! Ровно столько отводит регламент психиатру на приём человека, который пожелал владеть оружием.

— Приём больного 12 минут, комиссия – шесть – это норматив Минздрава. Если человек с грубой психической патологией – это, конечно, видно. Но только в том случае, если у него заболевание уже есть. Когда человек нормально контролирует свои эмоции, ничего вы, разумеется, не увидите без углубленного дополнительного психологического обследования, на которое нужны основания. Если этих оснований нет, то ничего и не будет сделано. К сожалению, психиатры не являются ни рентгеном, ни томографом, — с горькой иронией констатирует Сергей Трофимов.

Набор вопросов на таком приёме стандартный, и ничего сложного, по словам специалиста, в них нет.

— Но на каждого человека смотришь индивидуально: как он зашёл, как себя ведёт, как поступает, как говорит, как часто этот человек в течение года комиссию проходит. Если он уже проходил комиссию на право работы, на вождение, допуск ещё к чему-то, а сейчас на оружие проходит, то к нему вопросов гораздо меньше. Если приходят вообще в первый раз, то вопросов больше: кто он такой, где он живёт, смотришь, насколько  уверенно он отвечает, а дальше уже по развитию ситуации. Про оружие спросишь: где учёбу проходил, каким оружием владеет, для чего он его покупает – хочет охотником быть или охранником устраивается.

— Насколько велика вероятность обмануть комиссию, скрыть что-то?

— Вероятность есть всегда. Психиатр, даже с огромным стажем и высочайшей квалификацией, всё равно только человек. Поэтому если на стандартные вопросы человек отвечает ровно и нормально, конечно, вероятность есть… И потом, что значит обмануть? Мы же оцениваем человека здесь и сейчас. Вот он пришёл сегодня ко мне, я оцениваю его состояние сегодняшнее. А какое у него состояние будет через месяц или даже завтра, вот это будет известно только завтра.

— С пермским стрелком была такая ситуация?

— Коллега, который допускал юношу из Перми, на тот момент, когда его смотрел, думаю, никаких проблем у него не нашёл. Потому что на тот момент их, видимо, и не было. Потому что психическая патология не является какой-то константой, она имеет синусоидную картину: то больше, то меньше, а то совсем её не видно. И когда люди себя плохо чувствуют, они, конечно, не идут на комиссию.

Врач-психиатр Сергей Трофимов признаёт, что шанс сознательно обмануть комиссию у не совсем психически здорового пациента есть.

— Но это не говорит о том, что они идут и обманывают комиссию целенаправленно. Вот он приходит и у него ничего не видно. Он в рамки укладывается. Почему ему должны отказать? Вот ему и не отказывают. Если у врача есть какие-то вопросы, то тогда дополнительное обследование назначает: минимум тест на наркотики и психологический углубленный.

— В скольких процентах случаев от общего числа приходится так поступать?

— Наверное, процентах в десяти. Потому что, в основном, люди идут честные и нормальные. Никто себе целью не ставит обмануть врачей. Если одна паршивая овца в стаде нашлась – это не значит, что стадо плохое. А то, что у человека, который уже является владельцем оружия, возникло какое-то реактивное психиатрическое состояние, такое, к сожалению, бывает. Вот возникла определённая жизненная ситуация, и болезнь развилась. И это не вина врачей, что они там чего-то на комиссии не нашли. Ведь справка-допуск на владение оружием даётся на пять лет. А за пять лет много воды утекает, — разводит руками Сергей Трофимов. — А по поводу норматива в шесть минут, то мы его не всегда соблюдаем. Если я вижу, что это необходимо, могу с человеком поговорить и дольше, в том числе, за счёт своего личного времени.

— Из вашей 30-летней практики бывали случаи, когда человек приходил и скрывал свою болезнь, обманывал комиссию?

— В принципе такие люди были, но на комиссии по допуску на оружие я такого не припомню. Ведь получение оружия непростая процедура. Надо курсы пройти, сейф подготовить, деньги собрать на оружие, документы и так далее. Человек с психическими расстройствами не сможет этого сделать. Дополнительные барьеры этим людям ставить я не вижу смысла.

— А тот парень в Перми, если бы психиатрическая комиссия была более жёсткая, то он всё равно бы проскочил?

— Я думаю, что да.

Важно отметить, что Сергей Трофимов работает в ЦРБ Северного психиатром уже 30 лет. Так или иначе, в этом малонаселённом районе абсолютно неизвестные люди ему встречаются редко. В большинстве случаев психический бэкграунд земляков вряд ли является для него тайной. И в этом смысле ему и другим сельским врачам проще, чем коллегам из мегаполиса. Ведь на полуторамиллионное население Новосибирска предусмотрено всего три пункта, где можно пройти комиссию на владение оружием. Всего три.

Генеральный директор группы предприятий безопасности из Новосибирска Евгений Картавых считает, что обдурить психиатрическую оружейную комиссию в мегаполисе реально.

— Сначала смотрят по базе: не стоит ли человек на психиатрическом и наркологическом учёте, а потом на комиссии задают глупые вопросы, которые ничего не определяют. Например, спрашивают тебя: «В армии служили?» Отвечаю, что да. «Что-то беспокоит?» Говорю, что нет. Всё, до свидания. Вся комиссия. А, может, я дебил? То есть, там чисто формально. И если человек на учёте не состоит, то ему преподать себя психически здоровым легко и просто. Обмануть можно, — уверен ветеран охранного бизнеса.

Чтобы избежать формального подхода оружейным комиссиям стоит обратить внимание на практику тестирования, которую используют при отборе кандидатов на службу в полиции, считает Евгений:

— Там есть куча вопросов в тестах, таблица. Потом с тобой разговаривает психолог. Там вопросы перекрестные, и проще выявлять ложь. Это быстро делается. Можно разработать перечень тестов или просто вопросы, которые могли бы выявлять, например, шизофрению на ранней стадии.

Кроме того, по мнению Евгения Картавых, стоит более чётко определиться с ответственностью врачей.

— Есть у нас отделение платных услуг на Владимировской, 2а. Туда сегодня один приходит врач, завтра другой, послезавтра третий. Под тем, что врач написал, печать потом будут ставить в регистратуре. Этого врача потом не найти. А должно быть так, что вот этот конкретный врач давал человеку заключение, что он психически здоров. Тогда любой врач будет понимать, что ответственность на нём, что именно он давал заключение. Вот так нужно ужесточать! — считает он.

Евгений Картавых также считает, что на помощь врачам могли бы прийти участковые оперуполномоченные полиции: «По человеку всё равно видно, что он не совсем адекватный: например, психически неуравновешенный, обладает склонностью к агрессии. Чтобы это понять, не нужно быть дипломированным специалистом. Раньше участковый, который приходил к тебе посмотреть место, где ты будешь хранить оружие, мог поговорить с соседями – а как вы этого человека характеризуете, как он себя ведёт».

Проблема есть, и она системная. Однако, в данном случае система - это не просто набор недоработанных регламентов. Это люди, и каждый из них на своём месте может хотя бы попытаться увидеть за полуслепым предписанием реальные последствия. Применительно к лицензии на оружие - кровь и гибель людей. И думать не о том, чтобы не  «прилетело» за скопившуюся очередь. А о том, чтобы  никто не пострадал после того, как доктор вывел на бланке заключение: «здоров». 

Макар Андреев





Поделиться новостью:

Похожие новости