Яндекс Дзен

С фото китайца-перебежчика 50 лет не может расстаться пограничник из Карасука

Истории
С фото китайца-перебежчика 50 лет не может расстаться пограничник из Карасука

День пограничника празднуется 28 мая. О том, как на стратегически важном объекте – на границе – у пограничника-срочника появился фотоаппарат «Чайка», Виктор Малышев из Карасука вспоминает с улыбкой. Благодаря этому у него не только в памяти хранятся интересные моменты, но и множество чёрно-белых снимков в дембельском альбоме. И, конечно, сохранилась его зелёная фуражка, которую примеривает только на День пограничника.

«Застава, подъём»

Друзья и родные осенью 69-го от Карасукского военкомата проводили на службу Виктора Малышева. Он знал, что будет служить на границе. Из полного вагона призывников, с которыми приехал на «холодильник», на Дальний Восток отправились уже всемером. Карасучанин понимал, что не подведёт отца-фронтовика, который связистом прошёл с первого дня войны от западной границы Украины и до Германии. А 8 мая 45-го, в день окончательного разгрома фашисткой армии, его полк выдвинулся в Прагу, в пути с однополчанами встретил Победу. Воспоминаниями делился редко, говорил так: «Нас из окружения вышло двадцать человек, а было сотни тысяч. Кто там был, тот не расскажет».

Служили в армии в то время с почётом и гордостью. Виктор Малышев вместе с земляками попал в отряд, который принимал участие в конфликте на Даманском, событиям боя с китайцами было чуть более полугода, учебка проходила в Комиссарово. В расписании солдатских будней – физическая подготовка, стрельбы и марш-броски. Рядового Малышева выручило то, что с детства занимался спортом – футбол, волейбол, лёгкая атлетика, а с четырнадцати лет получил охотничий билет и мог похвастаться первым трофеем – уткой. За свою меткость стрелок Малышев попал даже в стенгазету отряда. Ещё он умел мотать портянки – отец научил. «Однажды прозвучала команда: «Застава, подъём». Все суетятся, а я стою. Сержант подходит: «Ногу вытащить». Показал. Он удивился. Думал, что я просто засунул ногу в сапог», – рассказал Виктор Алексеевич.

Солдат-«нарушитель»

Через два месяца земляков разделили по заставам. Виктор три месяца нёс службу на Виноградной, а оттуда – в сержантскую школу отряда. Тогда командиры и политработники много говорили о Даманском. Было понятно – боялись возможных нападений. Из курсантов Мальцев дослужился до сержанта и командира отделения. В Комиссарово готовил новобранцев, а завершил службу в маневренной группе, в его подчинении было десять ефрейторов-пулемётчиков.

Каждый солдат мечтал быть как знаменитый пограничник Карацупа, задержавший за 20 лет службы в погранвойсках 338 нарушителей границы и уничтожавший 129 шпионов и диверсантов. Но свой трофей сержант Малышев так и не поймал. В то время чаще ими становились обычные бедные китайцы, которым тяжело жилось на родине. Но «перебежчика» удалось поймать на плёнку «Чайки», когда тот уже сидел «на губе».

К слову, фотоаппарат у карасучанина практически сразу, хотя он был запрещён на стратегически секретном объекте – границе. Виктор Алексеевич с детства любил смотреть на мир через объектив. Фотографировать и проявлять снимки научил старший брат. И в первые месяцы службы он выслал на заставу фотоаппарат «Чайка». Теперь можно увидеть самый первый памятник участникам Даманского конфликта, китайца «на губе» или молодого бурого медведя, пришедшего за лакомством в отряд. И в молодом улыбчивом человеке на чёрно-белом снимке в кресле командира БТРа он, Виктор Малышев. На другом фото – он же, но только серьёзный, в шлеме, через люк во время движения военной техники всматривается вперёд…

Воспоминания о том, как приходилось ему самому быть в роли «шпиона» и учебного нарушителя, и сейчас вызывают улыбку. «В этот период начали укреплять границу и строить электронную систему заградительного барьера. Но у нас была ещё КСП – контрольно следовая полоса с вышками и дозором. На заставе – фланги от трёх до двенадцати километров. С однополчанином уходили вдоль КСП, в одном месте переходили полосы, оставляя слегка видимые следы, и прятались. Наряд возвращался, поднимал тревогу, нас начинали искать. Однажды подморозило, следы не оставались. Нам пришлось специально топать, чтобы отметины были. Не хотели подвести ребят. Буквально несколько минут – и нас задержали, связали руки для порядка и повели», – вспоминает он.

Фотограф-любитель всей заставе проявлял по ночам снимки, собирал их на страницах своего альбома. Здесь же хранится Грамота «За отличные успехи в боевой и политической подготовке, за примерную дисциплину, безупречную службу в пограничных войсках КГБ при совете Министров СССР». Осенью 1971 года демобилизовался. К молодому человеку в форме образца 43-го – с высокими подворотничками, в зелёной фуражке и практически новых яловых сапогах в вагоне поезда подсаживались пассажиры, вспоминали свою службу, расспрашивали о нынешних солдатских буднях.

«Мне понравилась армия, но связать с ней свою жизнь не хотелось. Был влюблён в тепловозы, с шестнадцати лет в депо пришёл, так слесарем по ремонту до пенсии трудился. У меня сорок три года стажа», – рассказал пограничник-срочник.

Он часто созванивается с однополчанами. Если проезжал на поезде их города, то они приходили на станцию, чтобы за пятнадцать минут стоянки обменяться крепкими рукопожатиями и вспомнить былое. Когда освоил Интернет, то на просторах соцсетей нашёл начальника своей заставы, старшего лейтенанта, а ныне полковника в запасе, который тогда был старше восемнадцатилетних призывников на четыре года, но заслужил уважение требовательностью и справедливостью.

«Армейские друзья ближе, чем школьные. Почти пятьдесят лет прошло, а нас тянет друг к другу. Я смог сохранить свою родную зелёную фуражку, правда от ремня – только бляшка, кожа не прошла проверку временем. Последнее десятилетие нашим местным пограничным братством начали встречаться. Интересно вспомнить былое», – завершил разговор пограничник срочной службы Виктор Малышев.

Ольга Левина, фото автора



Поделиться новостью:

Похожие новости