Яндекс Дзен
Дети

В Новосибирской области малолетний узник концлагерей рассказал о детстве в оккупации

О своём детстве Александр Ясюкевич из Карасукского района говорить и вспоминать не любит. Он – малолетний узник фашистского концлагеря. Накануне международного памятного дня поделился страшными воспоминаниями.  

В Новосибирской области малолетний узник концлагерей рассказал о детстве в оккупации

Даты со слезами на глазах

Александр Ясюкевич из Карасукского района Новосибирской области разменял девятый десяток. В свои преклонные годы признаётся, что ему и сейчас интересно жить. Жизнелюбия у него через край, с приятной улыбкой встречает каждый день. Любимые темы – семья, железная дорога, ей он отдал долгие годы, охота и рыбалка. Но есть события, когда улыбка исчезает с лица. Это 11 апреля – Международный день освобождения узников фашистских лагерей и 9 Мая – День Победы, когда благодаря советским солдатам его семья и он получили свободу в Германии и смогли вернуться на свою малую родину, в Белоруссию, в СССР.

Александр Николаевич интересный собеседник. В свои 83 года любит жизнь, как в молодости. Часами может рассказывать про грибы, ягоды, карасукские леса, животных, охоту.

В предпоследнюю встречу Александра Ясюкевича пришлось оторвать его от географической карты России. Конечно, захотелось узнать, что ищет с таким интересом пенсионер-железнодорожник.

«Притоки Енисея… Посмотрел не так давно фильм «Угрюм-река» и решил найти на карте места, о которых упоминается в ленте. Интересно же», – с улыбкой отвечает карасучанин.

Ясюкевич 2022 (12).JPG

Его рассказы про локомотивы, железную дорогу увлекают. С таким неподдельным интересом слушаешь про его тепловоз «Люска».

На протяжении нашего с ним многолетнего общения неизменным остаётся его реакция на вопросы о детстве. Улыбка сходит с лица, лицо становится осунувшимся, взгляд уходит в пол. В такие минуты обнажаются глубокие морщины на лице, сразу напоминающие о возрасте. Это не задумчивость, это попытка не поднимать в памяти воспоминания. Он всегда тщетно старается увести в другие темы, как после войны учился, собирал белорусские тракторы, как водил локомотив.

«Что про меня писать. Столько людей вокруг, надо про молодых рассказывать… Меня и так не забывают», – отмахивается малолетний узник Александр Ясюкевич.

Те, чьё детство выпало на годы Великой Отечественной войны, пережили много лишений и трудностей, жители Белоруссии стали свидетелями боевых действий и оккупации. Фашисты оставили позади Брестскую крепость, уверенно занимали города и деревни, в одной из которых жила семья Ясюкевичей.

Ясюкевич 2019 год (10).JPG

Родной дом с садом

Семья Ясюкевичей – это отец Николай Осипович, мама Ольга Семёновна, шестеро детей – Павел, Витя, Володя, Лида, Света и Саша. В 1941 году самому младшему Саше было несколько месяцев от роду. Жила ячейка общества в своём доме, во дворе был хороший сад. В оккупации жили до Победного мая, и только к августу 45-го вернулись из Германии домой.

На фронт Николая Ясюкевича не призвали по возрасту. Он был хорошим специалистом, механизатором. Поскольку местный совхоз был большой: водонапорная башня, водопровод в деревне, уличные колонки, – такие люди были очень нужны в деревне, в которой остались женщины, старики и дети. Здесь же позже разместился нацистский гарнизон. В 1943 году осталась многодетная семья без кормильца и защитника

«Отец пошёл в огород окучивать картошку, участок располагался за деревней, в лесу, там его крепко побили фашисты, а за что никто теперь не скажет. Он неделю пролежал и умер. Мама осталась одна с детьми: старшему около пятнадцати лет, а мне – два», – рассказал Горсайту Александр Ясюкевич.

В белорусской оккупированной деревне стало неспокойно в 44-м году, когда советские войска начали освобождать от фашистов город за городом. Однажды немцы погрузили женщин и детей в подводы и отправили в Германию.

Ясюкевич 2019 год (17).JPG

Узники Германии

Сначала мать с шестью детьми гоняли из лагеря в лагерь: жили под открытым небом, за колючей проволокой, затем забрал на свою ферму местный житель. Женщина с детьми работала в свинарнике, здесь же они и жили. Позже старшие братья и сёстры рассказывали Александру, что они не голодали, но сытно и вкусно не ели.

В 1945 году, когда советские войска уверенно освобождали город за городом, жители Германии стали лучше относиться с пленным.

«Я мало что помню, возраст такой был. А старшим моим братьям и сестрёнкам досталось. Но вот освобождение нас в Германии осталось в памяти. Нас собирали в фильтрационный лагерь, который располагался в Дрездене. Столько там народу было, многие из нашей же деревни. Мы, мальчишки, шкодничали, бегали по улицам, домам, квартирам, город был разрушен. Помню, что в квартирах было много пластинок. Однажды я чуть не утонул в реке, вытащили, спасли. Вот все воспоминания», – поделился житель Карасука.

В памяти обстрелы, когда самолёты начинали летать над головой, стрелять, то мама брала детей и спешила прятаться. Младшие с интересом высовывались из укрытий, вместо страха им было интересно.

Только к сентябрю 45-го мать с детьми вернулась на Родину. Их дом сгорел, на месте пепелища остались только печка и фундамент. Семья поселилась в свободное жильё. Деревня на тысячу домов с водопроводом и огромной металлической башней начала оживать.

Ясюкевич 2020 (1).JPG

Мирная жизнь 

С тех пор об оккупации, о пережитом в годы Великой Отечественной войны в семье молчали, не поднимали эту тему и дети.

Старший брат начал работать, остальные продолжили обучение в школе, за парту не сел только самый младший Саша.

«Я крутился вокруг старших. Они уроки учат, а я с ними, читают – слушаю, запоминаю. Потом все начали разъезжаться. Старшие братья в армию ушли, потом Володя по комсомольской путёвке попал в Семипалатинск, сестра ухала в Минск учиться», – продолжил Александр Ясюкевич.

Мама прожила долгую жизнь, ушла из жизни в 84 года. После возвращения домой она устроилась в совхоз, трудилась в поле, часто пела. Бывало, понимали, что она возвращается с работы, услышав её мелодии издалека.

«Мама одна, а нас шестеро. Помогали ей крепко, хотя я самый малый был. Все, что поручала мама, мы делали. Дома держали корову, свиней, гусей, кур, да ещё огород. Не голодали, работали», – добавил карасучанин.

Помнит он мамины блины «на снеданье», как говорили в семье. Мука, яйца и молоко своё – расколотила и напекла. Утром были запеканки. Молока от их Бурёнки оказывалось много, более двенадцати литров мама надаивала за раз.

Пришло время и младшему Саше уезжать из родительского дома.

Ясюкевич 2023 год (5).JPG

Как речник железнодорожником стал

Александр Ясюкевич после восьмого класса вслед за старшими братьями и сёстрами уехал в Минск, поступил в ремесленное училище. А хотелось ему на речника, чтобы плавать по рекам, морям. Только мама настояла, не отпустила так далеко от дома. «Эх, жалко. И оценки были хорошие, отличник, здоровье позволяло. Я документы послал, но она: «Куда ты поедешь, маленький такой», – рассказал он.

Практику проходил на Минском тракторном заводе, туда же устроился формовщиком-литейщиком в сталелитейный цех, где выливали детали на трактор «Белорусс». Работал и учился в вечерней школе.

Как оказалось, документов об окончании десяти классов у него несколько. Так хотел получить высшее образование, что пошёл на хитрость. В девятнадцать лет забрали в армию, попал в Москву, в войсках ПВО, там снова записался в вечернюю школу, скрыв, что уже окончил девять классов. Брать его не хотели, был перебор с кандидатами, к тому же смущал белорусский акцент.

«Писал я хорошо, по русскому четвёрка была. Уговорил завуча: «В проходе сяду». Согласилась. Подумал так: в первый год половина учеников отсеется. Так и случилось. Ставил в проходе стул, позже занял место за партой. Из сорока учеником аттестаты получали девятнадцать. Это же Москва, учителя хорошие. Вот так и я стал дважды выпускников-десятиклассником», – рассказал он о себе.

В армии Александр Николаевич познакомился с тремя сибиряками, они хотели поступать в железнодорожный вуз в Омске. Этой идеей загорелся и белорус. Вчетвером перед демобилизацией написали заявления, решил поступать, но не в столице Родины.

Ясюкевич 2021 (3).JPG

Белорус-сибиряк

Александр Ясюкевич мог стать москвичом, минчанином, но романтика потянула в Сибирь. В 1964 году демобилизовался и уже был студентом Омского железнодорожного института. Будущему инженеру – механику тепловозов и тепловозного хозяйства понравилась Сибирь.

«Сколько невест было и в Минске, и в Москве, но судьбу встретил здесь. Познакомились на танцах, начали встречаться, через год поженились. Когда поехал к её родителям знакомиться, а они – «куды пошёл», «туды», я понял – родня, белорусы. Разговорились, Они были из Гомелевской области. Семья простая, рабочая, их дочь – педагог. Вот с Валентиной Андреевной прожили уже пятьдесят семь лет», – пояснил он.

Историю о том, как белорус оказался в Карасуке, он и сейчас вспоминает с улыбкой. После получения диплома 27-летний молодой человек пошёл за направлением на работу. Принял его старенький мужичок с палочкой: сели, долго беседовали. Новоиспечённый железнодорожник попросился в Приморский край, хотел посмотреть на красоты природы, тайгу. Собеседник поинтересовался увлечениями, отдыхом.

«Рыбалка, охота, грибы да ягоды», – ответил молодой человек.

«В Карасук тебя», – быстро ответил тот.

Вскоре молодой человек вышел из вагона поезда на перрон станции Карасук. Первое о чём он подумал: «Степь. Куда попал?» Это был 69-ый.

«Я до этого видел города: Минск, Ригу, Ленинград, Москву… А тут – деревня. Камыш везде, домишки-мазанки… Я молодой, мне всё интересно», – добавил Александр Николаевич.

Ясюкевич в депо.jpg

«Люська» Александра Ясюкевича

Начинал в депо, потом руководил строительством кислородного завода. Предлагали возглавить новое предприятие, но не устроила железнодорожника зарплата – мастером в депо получал в два раза больше. Но кабинетной работой пришлось заняться, когда назначили его начальником локомотивного отдела отделения дороги. Руководил карасукским и купинским депо: планы, отчёты, конфликты, проблемы, бумажная работа. Из начальников Ясюкевич ушёл в машинисты. Инженер с высшим образованием начинал с низов – с помощника. В манёвренной колонне осваивал паровоз. Через три месяца сдал экзамены и стал машинистом.

Затем пересел на тепловоз «ТЭ-3», называя его нежно «Люсечка», им управлял восемь лет. Перед уходом на пенсию предложили ему «покорить» электровоз, но решил Александр Ясюкевич, что на его железнодорожный век уже хватит.

В середине 90-х ушёл «в запас», как и его тепловоз, который сейчас стоит на постаменте на территории карасукского депо. Стальной магистрали ветеран труда отдал около 30 лет. Иногда навещает свою «Люську», обойдёт вокруг, погладит рукой холодный металл.

В свои 80 с хвостиком лет попрощаться пришлось с дачей, охотой, реже ходит за грибами и ягодами. Но сохраняет бодрость и позитив, ни минуты старается без дела не сидеть. Проводит много времени с супругой, всегда с радостью ждёт в гости детей, их у него двое, один из них продолжил дело отца и стал железнодорожником. Растут четверо внуков и два правнука.

Ясюкевич 2021 (9).JPG

Медали… «Дети войны»

Редко, по особым датам, в том числе – в Международный день освобождения узников фашистских лагерей и День Победы, достаёт из шкафа пиджак с медалями.

«Да что тут? Одни юбилейные», – отшучивается железнодорожник.

Но среди них медали «Ветеран труда» и «Дети войны», о последней говорит вскользь, неохотно и без улыбки.

Из его большой семьи остались только он и его сестрёнка Светочка, которая живёт в Минске. Перезваниваются, интересуются делами, здоровьем друг друга, но по-прежнему ни слова о детстве, оккупации и Германии.

Ранее Горсайт сообщал, что военнослужащие и курсанты строем прошли мимо фронтовика и узника в Карасук.

ПОДЕЛИТЬСЯ:

ОТС-Горсайт в Telegram

Оставляем Только Суть

Автор:
Агентство новостей ОТС-Горсайт

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В: Telegram, Дзен



ПИШИТЕ НАМ!
WhatsApp: +7 913-370-14-28
Telegram-бот: ОТСбот
Почта: internet@otstv.ru