Яндекс Дзен
Истории

Строить театр в Карасуке и играть роли на сцене успевает Александр Кобец

Он прошёл путь от артиста до режиссёра, возглавил театр «На окраине», который сам и создал в Карасуке. И сейчас, в свои шестьдесят, решая финансовые и хозяйственные вопросы, находит время, чтобы в гриме и театральном костюме выйти на сцену. «Пока режиссёр будет меня приглашать на роли, буду играть», - говорит Александр Кобец.

Воспитывали примером

Артистом Александр Кобец из Карасука стал не сразу, пробовал преподавать, чуть пошёл в военные. Искал себя. Но театр, сцена и творчество всегда были рядом. А ещё рядом, как у великого Пушкина, была мудрая бабушка. В их родном селе Ирбизино Карасукского района присматривала за внуком и баловала его пирожками, наваристым борщом. Необразованная деревенская женщина не читала перед сном сказки, но была, по мнению Александра Петровича, носителем культуры. У родителей Сашка – поскрёбыш, в семье уже взрослыми были старшие два сына и дочь. Мама-учительница под стать своей маме, человек мудрым, взвешенным, с чувством юмора. Детей воспитывала в строгости, но уважала их свободу. Поэтому, когда в первый день Сашка сбежал из детского сада, не понравилось ему, то не повели обратно.

А всё вело к творчеству. В учительской семье младший сын рано научился читать, но рвения к литературе не было. В свои четыре года его стихотворение слушали первые зрители – ирбизинцы. Благодаря брату Николаю, старшего на пятнадцать лет, с друзьями вёл радиопередачи, записал будущего артиста и Александр Кобец прозвучал по всем улицам и в каждом доме. Когда семья переехала в Карасук, маме от коллег в школе приходилось выслушивать: «Саша сегодня не выучил урок… Саша прогулял». Но не слышал он назидательств или суровых требований.

– Я не испытывал дефицита любви, хотя мама меня не ласкала и не лелеяла. Она всегда участвовала в моей жизни, реагировала на проблемы и желания. Но как такового воспитания – делай так или иначе – не было, это шло само собой, на примере, без лишних слов. Но и у меня особых проступков не было, как у всех детей, – только ребячьи выходки, – вспоминал о своём детстве Александр Кобец.

Хоккей, пароходы и Дюма

Был в его жизни и спорт, особенно, хоккей, он первый по морозцу бежал заливать каток во дворе многоэтажного дома микрорайона Жилмассив. В Доме детского творчества играли в теннис, занимался в судомодельном. Даже бегали с мальчишками в сельхозтехнику, просил мужиков выточить нужную деталь на пароходик. Советские люди не отказывали. «На, только дурью не майся. Не куришь?» - «Нет». – «Молодец!» – шёл привычный диалог. Фотографировал и проявлял снимки в фотокружке: родители для этого купили ему фотоаппараты «Смена» и «Этюд», а дома позволили оборудовать маленькую фотолабораторию. Именно в Карасуке будущий актёр и режиссёр полюбил чтение. Книги по-новому открыл для него сосед-фронтовик, ответственный секретарь районной газеты Павел Вылегжанин. Его сын Сергей был на год младше Сашки.

– К ним приходил в гости, много играли в шахматы, Пал Яковлевич научил. У них была шикарнейшая библиотека, мы читали всё. Потом с Сергеем создали кукольный театр: строили сценическую площадку в подъезде, приглашали ребят со всего двора и показывали спектакли по мотивам русских народных сказок. Устраивали бои, как в «Трёх мушкетёрах» Дюма, на деревянных рапирах, а потом пластмассовые, которые начали продавать в магазине. Отрывки учили, а потом бегали по этажам и декламировали героев. Такой шум в подъезде поднимали, и нам, мушкетёрам, доставалось от бабушек. Театр тогда потихоньку начал входить в мою жизнь», – поделился воспоминаниями Александр Кобец.

И понеслась его жизнь, каждый год всё ближе к искусству. После школы с другом поступал в военное училище во Владивостоке, пожил в казарме, хорошо сдал экзамены, а потом забрал документы, не понравилось. 

– Понял, что это не мой путь. Засомневался и тогда сказал себе: «Нет», – добавил он. 

Сомнения не подвели, когда поступал в техникум связи, в строительный. Лето закончилось, тогда он пошёл, как мама и братья, в школу. И сейчас уверен, что тот опыт ему пригодился: научился завоёвывать авторитет, отстаивать себя, встретил первых наставников – учителей-фронтовиков – военрука Алексея Ильича Иванчина и физика Анатолия Петровича Жильцова. 

Юный педагог всё преодолел, добился идеальной дисциплины, выработал сильный внутренний стержень. Через год перевели в Рассказово преподавать русский язык и литературу. Ребята с удовольствием читали книги и слушали стихи в исполнении учителя. Но однажды произошло то, что стало последним поворотом на его творческом пути. 

Как-то раз в школу приехал методист РайОНО, посидел на уроках, а потом сказал молодому коллеге: «Хорошо читаешь стихи, но не это главное. Надо анализировать тексты». Слова были для него ударом, бунтовала свободолюбивая натура Кобца. Он круто поменял всё: оставил школу и ушёл в карасукский Дом культуры, где ещё мальчишкой участвовал в самодеятельности и даже играл в спектаклях. И сомнений уже не было.

Променял Москву на Карасук

Словно проверка его выбора – армия. Попал в Москву, в дивизию имени Дзержинского, отдельную мотострелковую дивизию особого назначения. Проявил свои таланты в самодеятельности. Сослуживец, 28-летний начинающий режиссёр, разглядел в парне из Карасука талант. Уговорил поступить в московский ГИТИС. Только покорить институт театрального искусства с первого раза не получилось. Появилось знакомое чувство сомнения, которое не подводило Александра Кобца. Случилось это тогда, когда по рекомендации сослуживца Александр пришёл на встречу с ученицей Станиславского и педагогу ГИТИСа. Пожилая женщина открыла дверь, молодой человек представился и услышал в ответ: «Мне звонили. Я на следующий год набираю. Вас возьму».

– Мне стало так стыдно, что пришёл просить. Поблагодарил её и ушёл. Себя предавать нельзя. Это профессия, где всё должно быть искренне, я выхожу на сцену, должен честно разговаривать со зрителем. Артисту нужно по возможности сохранить эту внутреннюю целостность. Компромиссы невозможны, – сказал Александр Петрович.

От актёра до руководителя

Сейчас за спиной Кобца более тридцати лет в культуре, он всегда играл на сцене, и уверен, что не зря прошёл свой тернистый пусть от актёра до руководителя государственного театра, который создал сам.

После армии вернулся на сцену самодеятельного театра Дома культуры железнодорожников на малой родине. Окончил Алтайский государственный институт культуры. Его способности отмечали педагоги вуза, даже простили, когда студент не приехал на очередную сессию, за что был отчислен. С улыбкой он рассказал историю: молодая супруга Люба поступила в Кемеровский институт культуры, у неё – сессия, а у Александра – концерты, спектакли, которые тогда показались важнее учёбы. Но талантливого самодеятельного актёра простили и зачислили в вуз, правда, снова на первый курс. В институте играл главные роли в отрывках, спектаклях. Помнит свою дипломную работу: роль Зилова в «Утиной охоте» Вампилова. Но от приглашения работать в барнаульском театре отказался, сомнений не возникло, чувствовал, что у него другой путь.

артист2.jpg Молодой человек не изменил профессии. В 1992 году амбициозный Кобец возглавил Дом культуры железнодорожников. К нему тянулись любители эстрадной музыки, рока, все коллективы находили и крышу, и сцену. Вместе зарабатывали и выживали. Вскоре он начал создавать молодой коллектив народного театра при Доме культуры железнодорожников, вёл кружок с детьми, молодёжью.

– Метался, искал свой способ выражения. Будучи актёром, понимал, что хочу быть режиссёром, создавать так, как вижу. Честно признаюсь, подчиняться не люблю, но это не причина, наверное, в творческом процессе искал своё. Хотя в спектаклях безоговорочно подчиняюсь режиссёру. Не имею права не доверять, он – автор, – сказал Александр Петрович.

Своя колея нашлась быстро. Правда, пришлось уйти из ДКЖ и начать с нуля создавать свой театр «На окраине». Его коллектив – пять молодых самодеятельных артистов, а также супруга и мама. Не остались в стороне глава района Виктор Гергерт – благодаря ему провели отопление в ветхое помещение будущего храма искусств, начальник электросетей Василий Кульбиков – помог с электропроводкой. В 2005 году Александр Кобец официально стал главным режиссером городского драматического театра «На окраине».

– Была цель – создать настоящий театр. Редкий человек поедет за четыреста километров в мегаполис, чтобы посмотреть спектакль. Мы гастролировали, зарабатывали деньги. Было много противоречий, непонимания, но я благодарен супруге, что она меня всегда поддерживала. Дети пошли со мной: Саше тогда было двадцать лет, Кириллу – двенадцать. Но я на них уже опирался. Старший стал водителем, играл на сцене, сейчас – режиссёр. Младший сидел за аппаратурой, с четырнадцати озвучивал все спектакли, отвечал за освещение. Получится ли? Не знал. До сих пор сомневаюсь. Честно признаться, я устаю, физически и морально. Но есть ли смысл останавливаться? Нет, жизнь идёт вперёд, – рассуждает руководитель, режиссёр и артист уже государственного молодёжного театра «На окраине».

«Три сестры и дядя Ваня»

С улыбкой вспоминает, как вышел их первый спектакль «Граф Нулин» по Пушкину – в холодном зале на деревянных скамейках сидели, как шутил Кобец-старший, «три сестры и дядя Ваня». Потом был моноспектакль «Мальчик у Христа на ёлке» по Достоевскому, Чехов, Шукшин. В его творческой семье – Елена Кох, Татьяна Дадонова, Кирилл и Александр Кобец, будущая супруга старшего из сыновей – Наталья. Недолго ждали аншлагов, когда билеты на премьеры выкупались заранее, а зал на сто мест был полон. Пришло и удовлетворение, а также понимание – «всё делаем правильно».

Сейчас театр приобрёл статус государственного. Рассказывая об этом, Александр Петрович не сказал – «я», только «мы», «наше», «общее дело». Режиссёры постановок – Александр Кобец-младший и Роман Охлопков. Но и Александр Петрович сцену не забывает. Его даже небольшие роли наполнены искренностью, любовью и благодарностью к зрителю. Со сцены, делая многозначительные паузы, он открыто смотри в глаза гостей. На своём примере учит молодых коллег вживаться в роли и слышать дыхание зрителя.

– Талант – это немного способностей, плюс сумасшедший труд. С удовольствием играю в пьесах по Шукшину, «Скрипка Ротшильда» Чехова. Пробовал Сальери - не получился. Интересно было понять его сумасшествие. После каждого спектакля идёт долгий процесс выхода из роли. Это колоссальный внутренний труд, это работа по-честному, иначе нельзя, иначе теряется смысл. Вот поэтому театр – это семья, – рассказывает он.

Глядя в глаза смело признаётся, что как режиссёр и руководитель строг, может эмоционально взорваться, что является естественным процессом, потом так же сильно радоваться за хорошую игру и благодарить своих артистов. Хозяйственные и финансовые дела занимают большую часть времени, в его списке главного – госзадание, гастроли по области, оборудование театральной площадки в Купино, лекции для студентов в Карасукском педагогическом колледже и предстоящее строительство дополнительного здания театра. Но он всё равно выходит на сцену.

– В нашей профессии на пенсию не уходят. Как-то на гастролях в Рубцовске встретил однокурсника, коллегу. Тот удивился: «Ты играешь? Я наигрался». А я ещё хочу. Мне интересно всё – быть в шкуре другого человека, изучать причины поступков, понять, откуда в нём гадость и подлость. Их не оправдываю, но пытаюсь понять. Не скажу, что пора отдыхать. Если режиссёр позволит, буду играть до конца жизни. Сомнений нет. Это мой дом, моя семья, – завершил разговор Александр Петрович.

9 марта ему исполнилось шестьдесят три года, а 18 числа этого месяца он, как обычно, с улыбкой выйдет в фойе своего театра, чтобы с коллективом встретить зрителей, поприветствовать, возможно, ответить на их вопросы. Он по-другому не может.

ПОДЕЛИТЬСЯ:

ОТС-Горсайт в Telegram

Оставляем Только Суть

Автор:
Агентство новостей ОТС-Горсайт

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В: Telegram, Дзен



ПИШИТЕ НАМ!
WhatsApp: +7 913-370-14-28
Telegram-бот: ОТСбот
Почта: internet@otstv.ru