Яндекс Дзен
Общество

«Шурави» из Карасука помнит палящее солнце и дороги Афганистана

Сергей Мельдер из Карасука на своём «Урале» проехал горячие дороги Афганистана в период военного конфликта. О пережитом он старается не вспоминать, иногда делится с «шурави», как называют воинов-интернационалистов.

«Шурави» из Карасука помнит палящее солнце и дороги Афганистана

ОльгаЛевина/Горсайт

Команда «20-А»

В самое пекло конфликта в Афганистане попали десантники и разведчики. Но как они говорят, жарко было под прицельным огнём крутить баранку водителям, перевозящим по дорогам республики различные грузы. О том, что в Афганистане советские солдаты проходят службу, погибают, Сергей Мельдер из Карасука знал.

 Возвращались после демобилизации земляки, рассказывали о военных действиях. Подростком сибиряк восхищался формой ребят, их знаками отличия на груди, сам с нетерпением ждал призыва. Его отец прошёл срочную в химических войсках в Литве. Чеканил шаг три года. Своим трём сыновьям, из которых Сергей был старшим, мало что рассказывал. Привычного дембельского альбома у него не было, часть отличалась повышенной секретностью, мальчишкам показывал лишь пару фотографий, которые смог сделать с сослуживцами. 

Сергея Мельдера призвали весной 1987 года. Знал, что попал в команду «20-А», будет служить за границей. Сибиряк, уроженец Красноярского края, с водительским удостоверением категории «А» и «С» попал в учебную часть на Северном Кавказе, в город Орджоникидзе. Три месяца учился управлять и ремонтировать дизельные автомобили – КамАЗ, «Урал», плюс стандартный солдатский набор – устав, тренировки, марш-броски, политзанятия.

В августе прозвучал приказ к построению на плацу.

– Офицер говорит: «Посмотрите налево». Мы повернули голову, а там большая карта Афганистана. Нам стало понятно, куда попадём служить. Страшно не было, мы же не знали, что там происходит, – рассказал Горсайту Сергей Мельдер.

DSC_1356 — копия.JPG

Орджоникидзе, Ташкент, Шинданд…   

На автобусе молодые солдаты-водители в привычной зелёной форме и облегчённых сапогах отправились из Орджоникидзе в Минеральные воды. На пассажирском самолёте долетели до Ташкента, где сразу почувствовали жар южного солнца. На грузовом самолёте «ИЛ-76» продолжили путь до Шинданда провинции Герата.  

На аэродроме их встретили несколько человек – медики и офицеры. Возле «колючки» часовые. Вокруг равнина, горы где-то вдалеке, рядом ни селения, ни города.

– Жара, солнцепёк. Пить хочется. Стоит оцинкованный бачок с краником. Думал, там вода, а казалось, что заваренная верблюжья колючка. Потом уже узнал, что ёмкость называли самоварами. Нам запрещали пить сырую воду, – вспоминал участник Афганской войны.

На машине проехали несколько километров до палаточного городка, где офицеры-покупатели выбирали бойцов для своих частей. Кого забрали в разведчику, кто-то попал в пехоту, в артиллеристы, а Сергея Мельдер – водителем в ремонтно-восстановительный батальон.

Территорию воинской части занимали – их батальон, артиллерийский полк, хозяйственный взвод обеспечения, взвод эвакуации. Пересекать границы запрещалось, но Сергей иногда нарушал приказ и навещал земляков.


Пропасти, мины и душманы

Сергей Мельдер, вооружённый автоматом Калашникова, на «Урале» в колонне сопровождал грузы, перевозил подбитые БМП и БТРы.

– Здесь перевалы такие, особенно от Герата в сторону Союза: дорога из бетонных плит, с одной стороны – горы, с другой – пропасть. Есть такие участки, где только одна полоса. Было непривычно. Но если машину чувствуешь, то спокойно едешь, – продолжил свой рассказ «шурави» из Карасука.

Вспомнил, как однажды чуть не потерял друга. Узкую дорогу припорошило снегом, грузовик потащило вниз. Молодой водитель догадался под колесо подложить свою металлическую каску, «Урал» приостановился, одним колесом свисая в ущелье. БМП тросом вытащил машину, и автоколонна продолжила путь дальше.

В этот период, с декабря 1987 по февраль 1989 года, серьёзных военных действий уже не было. Но частенько колонну обстреливали с гор.

– Душманы подходили с солнечной стороны. Они нас видели хорошо, а мы их нет. Быстро выскакивали из кабин, прятались за колёса и отстреливались в сторону выстрелов, – вспоминает воин-интернационалист.

Приходилось карасучанину вывозить подбитую технику, некоторые машины были практически полностью искорёжены. Однажды и сам Сергей наехал на мину: прозвучал взрыв, «Урал» перевернуло на бок.

– Я очнулся в медпункте. Сразу спросил: «Что с машиной?». Оказалось, вывернуло задний мост. Её подгрузили на трал, вывезли. Мне дали другую, – говорит Горсайту воин-интернационалист.

Уже в автопарке палаточного городка ремонтировали технику, позже выходили в караул и дежурили на вышке, заступали в наряды по кухне.

– Судьба была благосклонна к нашему батальону, за 20 месяцев в Афганистане простились лишь с одним сослуживцем, – добавил он.  

DSC_1360 — копия.JPG


Как советские солдаты стали «шурави»

Общаться с мирными жителями Афганистана солдатам запрещалось, но они пересекались, когда шли в колоннах. Местные водители, перевозившие продовольствие, примыкали к ним. Вместе стояли в «отстойниках» на блокпостах.

Сергея удивляли афганские грузовики «барбухайки», украшенные лентами, бахромой и колокольчиками. Крыша автомобиля служила для перевозки не только груза, но и пассажиров. Первое время сибиряк с любопытством рассматривал и внешний вид афганцев – шаровары, длинная рубаха, безрукавка и халат, а на голове чалма. Афганцы выменивали на советскую тушёнку электронные часы, жевательные резинки, красивые платки, серёжки и даже столичную советскую водку.

– Они всегда улыбались. И как понять, что у него на уме? Поэтому мы с ними вели себя осторожно, – пояснил Горсайту карасучанин.

Ко всем советским солдатам обращались одинаково – «бача» или «шурави», это на долгие годы прикипели ко всем участникам военного конфликта в Афганистане.


Скромный новогодний торт

Дважды сибиряк встретил Новый год в Афганистане. Сержант Сергей Мельдер в месяц получал 22 чека, которые здесь заменяли деньги. В лавке при воинской части с сослуживцами вскладчину покупали печенье, сгущёнку, напитки и джем.

– В казарме собирались несколько рот, в каждой по 15 человек, украшали палатку снежинками из бумаги и ваты. Из сладостей – солдатский торт. В напитке пропитывали печенье, выкладывали слоем, смазывали сгущёнкой, затем снова слой печенья. Он пропитывался и расходился на ура, – вспоминает карасучанин.

В новогоднюю ночь бойцы слушали поздравления по чёрно-белому телевизору, после бой курантов поздравляли друг друга, ели – и спать, наряды никто не отменял.

Голодными бойцы не были. Вспоминает Сергей, что два повара-узбека раза два в неделю готовили плов. В привычном меню борщ, каши, говядина, тушёнка и консервы, которые в Союзе тогда были роскошью. Картошку привозили маринованную в огромных металлических банках, а хлеб пекли в части.

DSC_1361 — копия.JPG


Дорога обратно – в Союз  

Сергей Мельдер привык жить в состояние полной боевой готовности. Непривычным в Афганистане оставалась жара за +40 градусов. Водители все инструменты для ремонта автомобиля прятали в тень.

– Если положил ключ рядом с собой, то через минуты он становится горяченным… Солнце там не такое, как в Сибири. Сначала алое, но быстро становится желтым и таким ярким, что взглянуть на него нельзя. Вечером рано уходит за горы и резко темнеет. А какие ночи холодные, – вспоминает карасучанин.

Ему удалось проехать сотни километров вдоль  Афганистана - от Шинданда и практически до Кабула, и только горы, с который на них часть сыпались автоматные очереди, толком увидеть не удалось.

В начале февраля 1989 года на построении получили приказ приготовить технику к выходу в СССР, грузить станки, оборудование. Тогда свой очередной «Урал» сибиряк-афганец сменил на УАЗе, на котором возил заместителя дивизии по вооружению.

6 февраля в ночь колонна их воинской части покинула насиженное место под Шиндандом. На груди молодого сержанта-сибиряка были две медали – «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа» и «70 лет Вооружённых Сил СССР» и несколько армейский значков. Остановку сделали только перед границей с СССР.

– Приказа о демобилизации мы ждали в Кушке. Затем на самолёте долетели до Новосибирска. Был март, а мы приехали налегке. Денег нам не выдали. Пришлось продать таксисту за 120 рублей импортный спортивный костюм, который вёз на подарок родным, – рассказал Горсайту «шурави» из Карасука.

DSC_1362 — копия.JPG

Домой солдат-афганец привёз небывалые для советского времени вещи – джинсы, яркие спортивные костюмы, дипломат, японский магнитофон, часы, жевательную резинку.

Мирную жизнь он начал в Красноярске, здесь же встретил карасучанку Светлану, а в сложные 90-ые осели в приграничном городке Новосибирской области.

Здесь пригодился Сергею афганский опыт экстремального вождения, в 2008 году устроился на работу водителем в сервисное локомотивное депо Карасук ООО «Локотех-Сервис», где трудится уже 15 лет.

Один раз в год, 15 февраля, в годовщину вывода войск из Афганистана, в День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества, Сергей Мельдер надевает свой китель с медалями, чтобы встретиться возле БТРа, на улице Ленина в Карасуке, с такими же как он – «шурави».

Ранее Горсайт сообщал, что служившие в армии мужчины Карасукского района поддержали российских солдат.



ПОДЕЛИТЬСЯ:
Автор:
Агентство новостей ОТС-Горсайт

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В: Telegram, Дзен



ПИШИТЕ НАМ!
WhatsApp: +7 913-370-14-28
Telegram-бот: ОТСбот
Почта: internet@otstv.ru


Лента новостей