Казус Маняхина, или Иноагент в большом городе | Ситуация – Новосибирск | Новости – Gorsite.ru
Яндекс Дзен
Воскресенье, 1 Августа, 04:51
ЦБ РФ
$00,00
€00,00
19 июля 2021 , 17:51 рубрика: Ситуация

Казус Маняхина, или Иноагент в большом городе

Фото с личной страницы Петра Маняхина ВК

Удивительное дело. Четыре дня прошло с тех пор, как новосибирского журналиста Петра Маняхина внесли в список иноагентов*. И три — со дня его задержания в горах Алтая за незаконную видеосъёмку с квадрокоптера. А в интернете — никакой бури. Так, чуть круги по воде разошлись и исчезли в потоке других, куда более драматичных, событий.

Казалось бы: вот он, на блюдечке — повод для оппозиционных и сочувствующих им сил разжечь пламя протеста. Написать открытые письма «Москва. Кремль. Путину лично в руки» за подписью главредов федеральных СМИ, журналистов, адвокатов, режиссёров, артистов: требуем отменить и отпустить! А медиаресурсам — публиковать видеокомментарии, авторские колонки, выпускать стримы в защиту коллеги и единомышленника. Ну, как это обычно бывает с теми, кто входит в пул «рукопожатных» — ведь для своих они по умолчанию воины света. Вне зависимости от того, какие правила и законы нарушают. Плохие, значит, правила. Плохие, значит, законы.

Но тут привычный сценарий дал пробуксовку.

«Революция выходного дня» — это когда по субботам пикетирующие с плакатами выходят на главную площадь Новосибирска — обошла стороной этот вопиющий случай. На плакатах — Фургал (экс-губернатор Хабаровского края, в отношении которого расследуется уголовное дело), Навальный, Габышев (шаман-ходок на Кремль), COVID-19 и даже невинно убиенный Николай II. И ни словечка в защиту Петра Маняхина.

По курьёзному стечению обстоятельств, единственный одиночный пикет по этому поводу состоялся аккурат в те часы, когда Петра задерживала Онгудайская районная полиция.

В СМИ — тоже не особенно густо. Коротенькие новостюшки, один-два комментария от рядовых журналистов — не главных редакторов, не авторитетных аналитиков, не политологов, а ребят, чьи имена-фамилии мало кому о чём-то говорят.

Что такое, что случилось? Почему не поднялось профсообщество? Где экзальтация, где общественный резонанс, как в истории с Иваном Голуновым?

Неужели закон об иноагентах, который сначала высокомерно высмеивали, а затем возмущённо клеймили как закон о цензуре, начал работать не только в юридической плоскости, но и в головах? И появилось понимание: шутки кончились. Теперь за слова и дела придётся отвечать. Каждому.

Это вообще интересно наблюдать. С тех пор, как российские правоохранители стали применять закон об иноагентах по назначению, хамоватого презрительного тона в публикациях оппо-медиа стало значительно меньше. А трезвого расчёта и сухих фактов — больше.

Да, кстати, если кто вообще не понял, о чём бишь мы тут, то краткая справка:

Пётр Маняхин, успевший в свои 22 года поработать на Тайгу.инфо, паблик «Батенька, да вы трансформер», баллотировавшийся в городские депутаты в 2020 году и основавший подкаст «Господи, спасибо, что я из Новосиба», оказался в списке сотрудников печально известного «расследовательского» проекта «Проект»*. Уж извините за тавтологию. 15 июля 2021 года Генпрокуратура внесла издание в список нежелательных организаций, а его сотрудникам присвоила статус иностранных агентов.

Мега-популярным ресурс не назовёшь — ниша расследовательских проектов довольно узкая, а желающих сделать себе имя и кассу за счёт скандальных разоблачений — много. И самое замечательное в этих разоблачителях то, что их самих любо-дорого разоблачать.

В частности, портал «Проект.Медиа», основанный в 2018 году экс-главредом РБК Романом Баданиным, существуют на средства, поступающие из американских и европейских фондов. Ещё в феврале этого года RT опубликовал своё расследование с опорой на документы, подтверждающие иностранное происхождение денег, на которые существовала редакция. Средства выделяли Европейский EED, основанный государствами — членами ЕС, и NED, финансируемый конгрессом США (оба признаны в России нежелательными организациями). Третий — Фонд Sreda Foundation Бориса Зимина — также внесён в реестр иностранных НКО.

Да что там, управляющая компания, руководящая этим онлайн-СМИ, зарегистрирована в США! И кто-то будет утверждать, что при таких исходных данных «Проект» — это независимое средство массовой информации?

Я в журналистике 20 лет. Я видела реально независимые СМИ. Как правило, это распечатанная на принтере газетка или плохо слепленный на бесплатном же движке юзер-не очень-френдли сайт. Видеоблог без красочных заставок, студийного оборудования. Независимые расследователи, которым за их работу никто не платит, не становятся мега-звёздами, какие бы факты (реально стоящие!) они ни накопали. Их популярность не выходит за пределы узкого круга искателей правды. И если их преследуют, то это происходит совершенно незаметно. Без поддержки коллег (которые считают их фриками), открытых писем интеллигенции и заботы мирового сообщества. И вот это — по-настоящему печально.

Но если вам предлагают поверить в то, что структура, снимающая дорогой офис, с приличным штатом сотрудников, оборудованием, средствами на поездки, в том числе заграничные, работает исключительно «за идею», имеет смысл включить голову.

Ведь известно, «кто девочку ужинает, тот её и танцует». Кто платит, тот и требует — поднять именно эту тему. Развить именно эту идею. Поставить именно такие акценты и подтянуть все факты к заранее сформулированным выводам.

И да, вполне возможно, что 22-летние сотрудники в силу своей неопытности искренне верят в то, что делают. И ниток над своими руками и головой не замечают.

Возможно и другое: кейс Алексея Навального, сделавшего знатную карьеру и капитал на псевдорасследованиях, возбуждает аппетит — к славе и деньгам.

Так или иначе, Пётр Маняхин, буквально накануне получивший статус иноагента, 16 июля запустил-таки свой дрон над очередной «дачей Путина». И попался полицейским. Которые, кстати, в тот же день и отпустили задержанного, хотя коллеги в Новосибирске уже успели записать его в пропавшие без вести.

Нарушил ли Маняхин закон? Правоохранители дадут свою оценку. Хотя, вообще-то, у нас действительно нельзя запускать дроны направо и налево — ещё в 2016 году в Федеральных правилах использования воздушного пространства РФ появился регламент использования БПЛА. И там чётко прописано: если полёты над какой-то территорией запрещены или ограничены, то и беспилотникам там летать нельзя. При любой массе дрона и на любой высоте.

Мешает ли Петру жить новоприобретённый статус иноагента? Пожалуй, не очень, если его текст от первого лица полностью публикует Тайга.инфо, сопроводив положенным по закону дисклеймером. Тем не менее, сам Пётр поспешил уволиться из опального издания — аккурат 15 июля, когда генпрокуратура опубликовала своё решение. И публично попросил коллег: «не ассоциировать меня более с «Проектом» — это будет ложью». Вот оно чё.

Занятно, но, несмотря на очевидные амбиции, когда прокуроры «взяли за ушко», Пётр из борца за правду превратился в «Смешно, что я, конечно, страшный автор, написавший два текста про экологию».

Ну и, на сладкое, обязательный среди оппозиции номер — «Шлите деньги»:

«Напоминаю, что меня можно упоминать без пометки (если вы не СМИ), а также переводить мне деньги и нанимать на работу».

Разумеется, этого предложения не было бы. Не будь у иноагента Маняхина отчётливого понимания, что картина «борьбы за нашу и вашу свободу» написана симпатическими чернилами. И в один прекрасный момент исчезнет всё. Работа. Деньги. Ласкающий эго статус разоблачителя. Перспективы. И даже внимание как к жертве режима. Потому что такие, как 22-летний Пётр Маняхин, не могут быть бенефициарами в такой большой игре. Он лишь пешка, а она на чёрно-белой доске, как известно, разменная фигура.

*является СМИ, выполняющим функции иностранного агента

Евгения Дергачёва



Поделиться новостью:

Похожие новости